ИСТОКИ. СЕМЬЯ ЯНОВЫХ-ТРАУГОТ 

ИСТОКИ. СЕМЬЯ ЯНОВЫХ-ТРАУГОТ 

 

 

Изначально, конечно же, было две семьи — семья Яновых и семья Траугот, каждая со своей уникальной и замечательной родословной. И, если о семье Траугот из периодики, теле и радиопередач, искусствоведческих и литературных произведений известно достаточно много, то о семье Яновых общественность стала узнавать в основном в двухтысячных годах. Несомненно, что подхлестнула интерес к этой ветви семьи блестящая выставка  «СЕМЬЯ ЯНОВЫХ-ТРАУГОТ», состоявшаяся в залах РУССКОГО МУЗЕЯ в 2012 году. На выставке были представлены работы Георгия Николаевича Траугота, его сыновей Александра и Валерия, т.е. художников, еще в пятидесятые годы прошлого  века начавших совместно работать под знаменитой аббревиатурой «ГАВ Траугот». Несомненный интерес вызвали удивительные  по форме, цвету и содержанию холсты Веры Павловны Яновой. Вероятно, работы матери звездных братьев вызвали особый интерес, т.к. выставлялись впервые. По ряду причин на выставке в Русском Музее не были представлены живописные и графические работы достойных членов семьи - Константина Янова, его жены Натальи Пономаревой, а также деревянные скульптуры, которые в шестидесятых и семидесятых годах прошлого века создавал Николай Янов. (фото семьи Яновых с Натальей Пономаревой и фото Натальи Пономарёвой)

      

 

 Итак,  в самом начале двадцатых годов прошлого века юный студент Академии Художеств, проживавший с родителями, братом Николаем и сестрой Верой в доме №3  по Пушкарской улице, пригласил в гости друга и однокурсника Юрочку — Георгия Николаевича Траугота, двумя годами старше себя. Георгий Траугот восхитился красотой и воспитанностью пятнадцатилетней Верочки, всей атмосферой дома своего приятеля, и стал частым гостем семьи. Как-то раз Георгий Траугот сказал Косте: «Какое сокровище твоя сестра, я бы ей каждый день цветы дарил!». Константин невозмутимо ответил: «Дари!» Романтическая дружба Веры Яновой и Георгия Траугота увенчалась узами брака к 1930-му году, рождением Александра в 1931-м и Валерия в 1936-м.                       

 Возвращаясь же в самое начало двадцатого века, необходимо рассказать о том, как инженер-путеец Павел Никитич Янов (ниже фото П Н Янова) и его супруга Анна Петровна прививали детям любовь ко всему прекрасному, к литературе, тем более, что в семье была огромная библиотека.

 

 

 

 

 

 

Глава семьи, Павел Никитич, серьезно увлекался фотографией, художественными и техническими новшествами своего времени. Близко дружил с писателем Вячеславом Шишковым, другими замечательными людьми своего времени. Конечно же подобное общение и увлечения не могли не отразиться на развитии детей. Однако у всех детей были разные предпочтения в литературе и общих знаниях, в проявлявшихся способностях. Старший брат Кости — Николай рано увлекся техникой и фотографией, Константин же научился рисовать и владеть кистью раньше, чем самостоятельно есть.     (Ниже фото детей Яновых с няней)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Маленький Костя рано и на всю жизнь проникся волшебством и мистикой окружающего мира. Во многих, в том числе и поздних, рисунках и живописных набросках звучат нотки детских, еще польских впечатлений,  воспоминаний, фантазий. Совсем маленьким, еще в догимназические годы Костя  изучал историю Древнего мира, зачитывался произведениями Гофмана, Майринка, всю жизнь любил и цитировал «короля парадоксов» Оскара Уайльда. Знал античную историю и философию практически досконально. Одним из таких героев, образ которого постоянно привлекал художника, был Сократ, его окружение, время. Удивительно ощущение, впрочем, вполне оправданное тем, что события, в которых приходилось пребывать в реальности, страшили и угнетали, сопричастности к событиям историческим, буквально жизни в них. Античный мир, со всеми его атрибутами — бытом, войнами, философией и искусством становился  сегодняшним, живым и фактурным.  Обладая огромной фантазией, Константин осознанно дополнял и изменял исторические факты, запечатлевая на бумаге собственную трактовку образов и событий. Любя все живое, Константин особенно нежно относился к кошкам, которые всегда, за исключением только блокады Ленинграда, жили в доме. Любил лошадей, блестяще рисовал их с натуры и по памяти. (Рисунки Константина Янова 20-х гг.)   

 

 

 

 

 

Поэтому не случайно то, что спустя годы, обучая рисунку своих маленьких племянников Александра и Валерия, поощрял последнего к первым попыткам рисовать всех мастей и размеров котов, лошадей, оленей. Вместе рисовали, вместе, живя неподалеку от Зоопарка, гуляя, просто любовались грацией и изяществом обитателей зверинца. Большое впечатление на Костю производили и бравые конные офицеры, которых рисовал еще в раннем детстве. К счастью сохранились, хотя и более поздние (20-х г.г.) рисунки и акварели, навеянные этими впечатлениями. Бытовые сценки, мимо которых не мог пройти внимательный взгляд художника, наполнялись полуфантастическими элементами, которыми, впрочем, была полна и сама жизнь….

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Русский